Arms
 
развернуть
 
429800, г. Алатырь, ул. Первомайская, д. 35
Тел.: (83531) 2-01-99
alatirsky.chv@sudrf.ru alatr_sud@cbx.ru
схема проезда
429800, г. Алатырь, ул. Первомайская, д. 35Тел.: (83531) 2-01-99alatirsky.chv@sudrf.ru alatr_sud@cbx.ru

,
ПРЕСС-СЛУЖБА
Новость от 23.08.2017
Судом вынесено решение о признании договора купли-продажи недействительным, признании права собственности на транспортное средство в порядке наследования и истребовании его из чужого незаконного владенияверсия для печати

26 июля 2017 г. Алатырским районным судом Чувашской Республики принято решение о признании договора купли-продажи недействительным, признании права собственности на транспортное средство в порядке наследования и истребовании его из чужого незаконного владения.

Первоначально С. обратилась в Алатырский районный суд Чувашской Республики с иском к Ф.В.И., Ф.А.В. о признании права собственности на транспортное средство в порядке наследования и истребовании его из чужого незаконного владения, мотивировав свои требования следующим.

Она является сводной сестрой наследодателя Н., умершего 26 марта 2016 г., и наследником по закону после его смерти. При жизни наследодателя ему на праве собственности принадлежало имущество: автомобиль марки ВАЗ-***, 2007 года выпуска. До сих пор право собственности на вышеперечисленное имущество оформлено на имя умершего. Переоформить право собственности в порядке наследования на себя в настоящее время она не имеет возможности, т.к. для оформления нотариусом свидетельства о праве собственности необходимы паспорт транспортного средства и свидетельство о регистрации транспортного средства, а так же необходимо произвести его оценку, а автомобиль и документы на него находятся во владении и пользовании ответчиков. После смерти наследодателя вышеуказанный автомобиль остался у его сожительницы Ф.В.И., и в настоящее время автомобиль находиться в пользовании у ее сына – Ф.А.В. Добровольно передать автомобиль и документы на него ответчики отказались, сославшись на то, что они приобретали его на совместно нажитые деньги с наследодателем в период сожительства, соответственно, предоставить автомобиль нотариусу для оценки и оформления документов она не имеет возможности. Однако, факт приобретения автомобиля на совместные с ответчиками денежные средства является недостоверным, выдуманным, поскольку наследодатель приобрел этот автомобиль на собственные денежные средства и этот факт могут подтвердить свидетели. С заявлением о принятии наследства к нотариусу она обратилась в установленный законом срок. Она является единственным наследником второй очереди, наследников первой очереди нет, что подтверждается наследственным делом и фактом выдачи свидетельства о праве собственности на земельный участок, принадлежащий наследодателю при его жизни. В связи с тем, что она является единственным наследником второй очереди и автомобиль входит в состав наследства, так как при жизни право собственности на автомобиль возникло у наследодателя, то ответчики, не являющиеся наследниками ни по закону, ни по завещанию, без каких-либо правовых оснований владеют и пользуются им. Считает, что ее требования, изложенные в исковом заявлении, основаны на законе.

Просила: признать за ней право собственности в порядке наследования на автомобиль марки ВАЗ****, 2007 года выпуска; обязать ответчиков возвратить ей автомобиль марки ВАЗ-***, 2007 года выпуска, и документы на него, находящееся у них в незаконном владении и пользовании; взыскать с ответчиков возврат госпошлины в сумме *** рублей; взыскать с ответчиков моральный ущерб в сумме *** рублей.

В ходе рассмотрения дела истцом С. было представлено уточнение к исковому заявлению, согласно которому из материалов гражданского дела усматривается, что договор купли-продажи автомобиля марки ВАЗ-****, 2007 года выпуска, (продавец Н., покупатель Ф.В.И.) от 15 января 2016 года, зарегистрирован 14 июня 2016 года. До момента регистрации указанного договора Ф.В.И был допрошен по материалам проверки о возбуждении уголовного дела по факту незаконного владения данным автомобилем в мае 2016 года. О том, что имеется договор купли-продажи автомобиля от 15 января 2016 года, Ф.В.И. не указывал и не предъявил его сотруднику полиции. Опрошенная Ф.А.В. также не указывала на факт наличия договора купли-продажи автомобиля, принадлежащего Н. Данные обстоятельства вызвали необходимость проведения судебной почерковедческой экспертизы. Результаты экспертизы подтвердили, что подпись от имени Н., расположенная в договоре купли-продажи автомобиля от 15 января 2016 года в строке «Продавец подпись» выполнена не самим Н., а другим лицом. Из вышеизложенного следует, что договор купли-продажи от 15 января 2016 года является недействительной сделкой.

С учетом уточнения и заявления от *** 2017 года, истец С. просила: признать договор купли-продажи автомобиля марки ВАЗ-***, 2007 года выпуска, заключенный 15 января 2016 года между Н. и Ф.А.В., недействительным; прекратить запись регистрации от 14 июня 2016 года договора купли-продажи автомобиля марки ВАЗ-***, 2007 года выпуска, от 15 января 2016 года; признать за ней право собственности на автомобиль марки ВАЗ-***, 2007 года выпуска, в порядке наследования по закону после смерти Н. умершего 26 марта 2016 года; обязать Ф.В.И. и Ф.А.В. возвратить ей и документы на него; взыскать с Ф.В.И. и Ф.А.В. в ее пользу расходы по оплате государственной госпошлины в сумме *** рублей, по оплате экспертизы в сумме *** рублей, представительские расходы в сумме *** рублей, в равных долях с каждого; взыскать с Ф.В.И. и Ф.А.В. компенсацию морального вреда в сумме **** рублей.

Суд, выслушав участников процесса, их представителей, оценив показания свидетелей, исследовав письменные материалы дела, посчитал, со ссылкой на ст.ст. 130, 153, 166, 218, 1110-1113, 1142, 1143, 1152, 1153 ГК РФ, что исковые требования подлежат частичному удовлетворению.

Учитывая показания свидетелей, имеющиеся в деле письменные документы, в том числе наследственное дело на имущество Н., согласно которому С. является единственной наследницей после смерти Н., вступившей в наследство и оформившей свои права нотариально, заключение эксперта, согласно которому подпись Н., расположенная в договоре купли-продажи автомобиля от 15 января 2016 года в строке: «Продавец: подпись», выполнена не самим Н., а другим лицом, показания ответчиком, опрошенных УУП МО МВД России «Алатырский» в ходе проверки по заявлению С., согласно которым Ф.В.И. и Ф.А.В. в мае 2016 года дали показания о том, что автомобиль марки ВАЗ-*** был приобретен Н. и Ф.В.И. на совместные денежные средства, что после смерти Н. Ф.В.И. и Ф.А.В. договорились с С. о том, что автомобиль достанется Ф., что Ф.А.В. управлял автомобилем марки ВАЗ-*** с разрешения Н. на законных основаниях, так как он вписан в страховой полис на управление транспортным средством, что Ф.В.И. и Ф.А.В. не дали показаний о том, что на тот период Ф.А.В. являлся собственником автомобиля марки ВАЗ-***, суд исключил из числа надлежащих ответчиков по делу Ф.В.И., и исковые требования истца С. о признании договора купли-продажи, заключенного 15 января 2016 года между Н. и Ф.А.В., недействительным, и о признании за ней права собственности на вышеуказанный автомобиль в порядке наследования по закону после смерти Н., были удовлетворены.

Доводы представителя ответчиков – адвоката З. о том, что договор купли-продажи автомобиля между Н. и Ф.А.В. был заключен и за проданный автомобиль Н. Ф.А.В. были переданы денежные средства, поскольку данный факт подтвердили как ответчики по делу, так и допрошенный в судебном заседании свидетель Г., суд признал несостоятельными, поскольку она является хорошей знакомой ответчиков, ее показания противоречат вышеуказанным письменным материалам дела, исследованным в судебном заседании, даны в интересах ответчиков и направлены на вынесения необходимого им решения.

На основании ст. 167 ГК РФ, и поскольку недействительная сделка не влечет юридических последствий, суд посчитал необходимым прекратить запись регистрации от 14 июня 2016 года в ГИБДД МО МВД России «Алатырский» договора купли-продажи автомобиля марки ВАЗ-***, 2007 года выпуска, заключенного 15 января 2016 года между Н. и Ф.А.В.

Также, как последствие признания недействительным договора купли-продажи автомобиля от 15 января 2016 года, заключенного между Н. и Ф.А.В., суд возложил на ответчика Ф.А.В. обязанность возвратить истцу С. автомобиль и документы на него.

Поскольку истец С. не представила доказательства причинения ей виновными действиями ответчиков физических или нравственных страданий, на основании ст.ст. 151, 1099, положений Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года № 10 (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 года № 10, от 15 января 1998 года № 1, от 06 февраля 2007 года № 6), в удовлетворении исковых требований о взыскании с ответчиков в пользу истца компенсации морального вреда истцу было отказано.

Вопрос о взыскании судебных расходов был решен судом с учетом ст.ст. 88, 94, 98, 100 ГПК РФ.

Решение не вступило в законную силу.

опубликовано 25.08.2017 08:40 (МСК)